VFP #062. Крема Дигекса и Дельта-сон

https://ruketo.ru/dihexa_crem?code=ruketofokin

https://ruketo.ru/deltason_crem?code=ruketofokin

Краткое содержание подкаста:

  • О нашей новой бихохакерской/функциональной линейке;
  • О липосомах, липосомо-полимерных комплексах и нашей основе;
  • О девайсах измерения «качества сна» и почему это неправильно;
  • Дельта-сон;
  • Дигекса;
  • Будущие планы

Ниже вы найдете примерную транскрибацию подкаста


Доброго времени суток. Вы слушаете подкаст Владимира Фокина и сегодняшний мой выпуск посвящен нашим новым продуктам: крему «Дельта-сон» и «Дигекса». Я расскажу про идею самих продуктов, расскажу о форме доставки, заодно несколько слов расскажу вообще о липосомах, липосомо-полимерных комплексах, и почему это должно быть интересно. Потом расскажу про сами крема, фокус будет больше на «Дельта-сон». Ну, и «Дигексу» вниманием не обойду. И потом сделаю пару анонсов. Буду без презентации, поэтому, наверное, в какой-то момент разговор начнет быть немножко неструктурированным, но я постараюсь держать себя в руках.

Итак, про линейку. Мы запустили новую биохакерскую линейку. Иногда я ее для себя называю функциональной в плане того, что форма – это не пищевой продукт или крем, это почти всегда будет форма доставки какая-то сложная, высокотехнологичная, а целью принятия является там не эстетический эффект, а какой-то профильный, функциональный эффект. Например, мы помазались и улучшили дельта-фазу сна – [тем самым] улучшили восстановление, и  [далее мы] поговорим о том, что это улучшает. 

Или у нас даже будут пищевые продукты, хотя их смысл будет терапевтический. Понятно, что те же «Миксы» пьются не потому что… не из-за вкуса. Хотя, вкус – это какие-то вещи мне там очень нравятся. Какие-то меньше. Ну, сейчас не про это.

В общем, целая линейка. Будут продукты, которые принимаются внутрь, будут продукты, которые у нас носятся топически. Цель топического нанесения в данном случае – не косметический эффект. Там могут быть и смягчающие, питающие эффекты, но это там по логике продукта даже не вторично, а третично. 

Нет, всё-таки давайте не уходить от главной цели. 

Есть два способа провести что-то внутрь клетки. Прямо снаружи внутрь. Первое – это вирусный вектор. Это не про уровень возможностей «Рукто», как бы я нас ни любил. Это всё-таки принципиально другие объемы и масштабы.

Второе – это некие липосомные комплексы, липосомо-полимерные комплексы. Но не все, а которые способны к так называемому эндосомнированию – которые способны проникать внутрь клетки. И на самом деле здесьу нас есть большая технологическая часть и необходимая экспертиза. У нас это направление по части форм доставки курирует доктор биологических наук. Она человек непубличный, она любит тихо работать, поэтому, скажем так, без ее отмашки я дополнительно ее как-то пиарить не буду, хотя мне, конечно, хотелось бы попеть дифирамбы за заслуженную работу. Это ее выбор, можно сказать.

Итак, соответственно, у нас есть липосомо-полимерный комплекс как способ доведения чего-то внутрь. Пройти верхний слой, в общем, кожи, и попасть как можно глубже, вплоть до ядра. Мы тестировали способность проникать внутрьна аминокислотах вплоть до пчелиного яда. Там, по-моему, мелиттин,– он 26 аминокислот.

Мы пробовали это с пептидами. Мы вот сделаем ограниченные объемы «Эпобиса», как просто некую часть, чтобы вы прикоснулись к нашим внутренним RNDшным историям. 

И эта форма доставки обеспечивает проникновение внутрь. То есть, там в «Эпобисе» 20+ аминокислот. И по идее, по логике, по привычной логике оно ничего не должно проходить через кожу. Но люди, которые там пробовали инъекции; люди, которые пробовали крема в данном случае – у них эффект абсолютно идентичный. Просто когда мы что-то кладем в крема, тут есть много других плюсов, и здесь нет инъекций. И фармакокинетика молекулы будет лучше, потому что она путешествует по телу в липосоме.

Ну, что такое, грубо говоря, липосома? У вас каждая молекула одета в жировую капсулу. С этим связано много маркетинговой шумихи, потому что всем хочется называть свои продукты липосомами, по факту это практически никогда не так.

Почему? Потому что нет никаких там международных стандартов – что является липосомой. И, в принципе, если человек сделает эмульсию или наноэмульсию и напишет, что у него липосома – ничего ему за это не будет кроме ёканья совести. Но, как правило, этого “еканья” не происходит. Поэтому стандартов нет, это нужно брать там электронный микроскоп, смотреть, что там что у нас получилось. Если есть сомнение – это эмульсия или липосома – еще чуть-чуть капнуть, какую-нибудь капельку, я не знаю, соляной кислоты, допустим. И посмотреть – сохранилась ли структура.

Вот. Это липосома. Когда у нас, по сути, каждая молекула в жировой капсуле. Это улучшает в первую очередь профиль фармакокинетики. Это никак не влияет на то, как, по сути говоря, молекула взаимодействует со своими рецепторами, но это влияет на (есть подкаст по фармакокинетике, можете послушать) параметры ADME — то есть абсорбция, дистрибуция, метаболизм и экскреция. В данном случае в первую очередь, конечно, на дистрибуцию будет влияние, она будет лучше. В фармацевтической среде липосомы прижились для довольно серьезных антимикотиков и антибиотиков – то есть противогрибковых и антибактериальных препаратов, которые действуют сильно, если они куда-то попадают – они вызывают большую местную токсичность, но маленький системный эффект. И как раз липосомо-полимерные комплексы позволяют молекуле дольше циркулировать, меньше вызывают местную токсичность и больше системного эффекта. Если очень коротко.

Но весь основной пласт науки идет в немножко другие липосомы, чем у нас. Он идет в так называемые пеголированные. То есть покрытые полиэтиленгликолем и другими полимерами, не способными к эндосомированию. Просто, чтобы эти лекарства циркулировали в крови как можно дольше, и как правило, это очень подходит как раз для антибиотиков и антимикотиков. 

А наша задача – чтобы эти продукты проникали внутрь клеток. Это эндосомирование. Мы, по сути, имитируем то, что делает вирус. К космической базе под названием «наше тело» присоединяется вирус. Мы это не замечаем, и он запускает в нас как раз вот эти липидные шаттлы – то, что называется viral fussion. По сути, он в нас запускает липидные шаттлы, которые не видит иммунная система, потому что именно иммунная система – она в первую очередь заточена на гексапептиды. Ну, то есть, она и на другие вещи может реагировать – особенно на аллергические антигены. Но в первую очередь, если мы говорим про такой адаптивный иммунитет – он заточен в первую очередь на гексапептиды.

Если он прячется в жировой капсуле, то, в общем, плюс-минус – ну, это то, что я раньше говорил про пептиды. Соответственно, меньше шести аминокислот, как правило, полностью безопасны. Выше, на самом деле, тоже редко, потому что то, что небезопасно, мы знаем. И здесь и то, что мы используем – оно проверено временем и опытом, и короткие фрагменты пептидов. Мы сейчас будем начинать с коротких фрагментов и пептидов. И эти пептиды попадают в организм в липосомо-полимерного комплексах.

В данном случае наш полимерный комплекс – он сделан не для того, чтобы дольше циркулировало, а другая система. Именно как вот а-ля viral fission, чтобы это проходило внутрь клетки. Поэтому у нас – да, топическая косметическая форма, но на самом деле это крайне высоко технологичный способ доставки продукта, который обеспечивает большую циркуляцию, глубочайшее проникновение вообще куда угодно.

В контексте «Дельта-сна» мы понимаем, что нам нужен эффект на сон, по сути, сам вот первый вообще в мире пептид для сна был открыт в гипоталамусе, и прочее-прочее-прочее. Так что мы имеем дело с крайне высокотехнологичной системой доставки. И нужно помнить, что это именно про это. Да, там в основе лежит акриловый полимер, он когда будет касаться кожи – он будет, собственно говоря, разлагаться и исчезать. Этот крем – он не будет оставлять эффекта. То есть вы намазали – и, ну, по сути, ни на что не будет влиять. Через пару минут вы не будете его ощущать.

Наносить не нужно на косметику, естественно. Наносить нужно на чистую кожу. Если сразу говорить про то, что как применяется. Лучше на внутреннюю сторону предплечья наносить, где вот такая мягкая кожа. Но в целом, плюс-минус, оно будет работать и на руки. Ну, на лицо – это… Для девушек это такая часть специфическая. Если говорить про «Дельта-сон» и вы хотите эффекта на стороне нервной системы, лучше всего мазать там из серии за ушами, там будет наиболее близкая проекция к тем отделам, которые мы хотим задействовать. 

Пептид «Дигекса» мажется плюс-минус когда угодно. Чуть побольше об этом дальше расскажу, какие у него есть особенности. А «Дельта-сон» мажется строго перед сном. Вы собрались спать, помазали и легли. Это позволяет получить максимум от “Дельта-сна”.

Почему, грубо говоря, есть некий «Дельта-сон», откуда есть это пошло? Ну, на самом деле есть, все прекрасно знают, дельта-фаза сна. Ну, точнее все эти: бета, альфа, тета, дельта-волны. И самый глубокий сон – то, что это называется nonREM, sleep-3 по-английски. То есть, сон без быстрых движений глаз, самая глубокая его фаза, когда мы почти как бы и не двигаемся, и происходит самая глубокая регенерация, что самое важное. Это тот сон, качество которого важнее всего.

До детального обзора крема, я бы хотел сказать пару слов о девайсах. Сейчас у нас есть отзывы, но вот, например, в чате – вот в «Телеграме» вбиваете: «vladimirfo77», и там единственная ссылка закрепленная будет – это на чат этого канала. Там, в принципе, активность больше в чате, а не в канале, где есть возможность общаються с представителями «РУКЕТО» и мы там отвечаем на все возникающие вопросы.

К моему удивлению, при чате на 1000 и больше человек, практически не бывает эксцессов, поэтому я очень счастлив, что это так, и всем благодарен, кто там участвует.

Ну вот, это тоже наш плюс. Вот «чем япользуетесь?» – вот у меня на столе лежит… гомеопатическая «Рута-6», мне дарили. И у меня лежит вот телефон в руке я сейчас держу. Соответственно, я не могу написать в Apple и спросить что-то там человека, который конструировал процессор, или что-то выпускал на заводе. Я ничего не могу написать ни заготовщикам там этой «руты», ни предприятию, вот аптеке, которая ее делала по технологиям или по потенцированию, по чему у меня был бы вопрос. А здесь всегда можно зайти в чат «РУКЕТО» «vladimirfo77», там есть чат, и спросить у всех основных действующих лиц. И получить на это ответ. Как правило, прямой. И есть отзывы кучи людей, которые такие же потребители, как все остальные. Это очень ценно, и спасибо еще опять же еще, кто там есть.

И там первый отзыв, который был, он был связан с попыткой померить девайсом эффективность «Дельта-сна». Это вообще принципиально неправильное устройство. И я строго против ночных нательных устройств. В принципе. Во-первых, как это устройство померяет дельта-фазу сна? Чтобы это ни было. При всем уважении. Там есть какие-то: глубокий сон, поверхностный сон. Обычно такое же есть разделение, особенно если это металлические электронные устройства.

Грубо говоря, есть две вводных здесь нужно знать. Первое: есть так называемый резонанс Шумана. То это некие резонансы электромагнитного поля земли. И это то, что нам нужно. Самое глубокое восстановление – оно всё равно будет здесь. В этих частотах наш мозг больше всего, лучше всего восстанавливается и регенерируется. И если на нас что-то есть с электромагнитным полем, электромагнитное взаимодействие подчинено закону Кулона.

То есть как бы закон Кулона – это как примерно то же самое, как закон всемирного притяжения. То есть: чем ближе объекты, тем они гораздо сильнее взаимодействуют. Если на вас что-то физически есть, вы, по сути, в своё электромагнитное поле засовываете предмет, модулирующий это поле. Это один из возможных элементов воздействия на здоровье, но совершенно не так. Потому что когда это обычное электронное устройство, есть такой эффект, называется «frequency following response». У меня есть в «Инстаграме», если кто-то еще умеет пользоваться, был старый-старый пост. По-моему, не помню, какого года – 2019-2020-го. Он называется «Девайсы» («Устройства»), где я коротко об этом говорю. Вот.

Смысл в том, что вот частотность нашего электромагнитного поля эти устройства будут разгонять, и оно будет не соответствовать резонансу Шумана — резонансу электромагнитного поля Земли. Восстановление ваше будет хуже.

Зачем это делать делать с собой и платить за это деньги? Одно дело, если вы идете на полисомнографию ночную и хотите получить какие-то вот объективные данные. Или, например, у вас какие-то проблемы с апноэ, или вы подразумеваете, что у вас падает ночная сатурация, покупается профессиональное устройство, и вы какое-то время, понимая, что это какой-то в данном случае вынужденный компромисс, вынужденное действие для улучшения здоровья последующего, надеваете на себя девайс. Но спать в каком-то нательном девайсе для меня какое-то просто варварство.

Если вам нужен простейший лайфхак – спите в холодной комнате. Вот и всё. У вас, даже когда вы спите, у вас температура тела – она падает. Почему это происходит? Это тоже элементарная физика. Есть термин, который называется «электронная плотность». То есть это шанс электрона оказаться в нужное время в нужном месте. Соответственно, чем выше электронная плотность, тем лучше происходит регенерация организма, анаболические процессы..

По сути, просто когда вы на себя что-то цепляете, грубо говоря, это всё равно стрессор. Это как некая тренировка. И когда вам нужно иметь фазы активности/отдыха с одной на другую. Ну, то есть, активность должна быть днем, ночью нужно восстанавливаться. Вам нужно будет больше спать, вы будете меньше восстанавливаться, вы еще будете ориентироваться на эти девайсы, которые показывают очень примитивную информацию. У вас есть девайс, круче которого еще не создано – это человеческий мозг. Вот. Он вам подскажет как вы восстановились.

Ваш тот же гипоталамус вам с утра скажет – как вы восстановились, как вы встали, всё ли у вас хорошо, легко ли вы проснулись с утра, как вы себя чувствуете и полны ли вы сил в течение дня? Чувствуете себя вы восстановленным, обновленным? Но не нужны эти псевдометрики, которые еще подразумевают, что вы делаете то, что, ну, вот противоречит вообще как бы идее – ну, нормальной функциональной идее здоровья. Так что, наверное, то, что называется по-английски rant, мы закончим. И есть «Дельта-сон», и его измерять девайсами неправильно, потому что сейчас уже есть отзывы людей, которые просто пользовались, или есть вот там единичные, к счастью, случаи, когда люди пользовались устройствами.

Я вас опять же не обвиняю, это ваше право. Это просто мое мнение, оно высказано из-за присутствия такой точки зрения. И если это повлияет на кого-то в позитивном плане и он просто будет спать хорошо, лучше – я буду только рад.

Потому что я понимаю — мы все любим какие-то дофаминовые теребоньки, но не всегда они нужны. Это не единственный нейротрансмиттер. И как бы не самый интересный, потому что он линейный очень. То есть, грубо говоря, когда вы спите «в натураху», вы имеете очень большой шанс попасть в этот резонанс Шумана и восстановиться. Если вы еще будете это делать в холодной комнате, то шанс синтезировать нужные гормоны статистически просто будет гораздо-гораздо выше. Любое нательное устройство будет разгонять частотность. Вот. И с большой вероятностью вы не будете попадать в резонанс Шумана, и если очень коротко на одной ноге, потому что мы вообще не про это.

Итак, у нас есть потрясающая система доставки внутрь, которой смело гордимся, которой на текущий момент почти ни у кого нет. В мире. И мы наполняем ее какими-то функциональными пептидными продуктами.

Пептид сна, в принципе, как явление, первый, то, что называется «пептид дельта-сна» был открыт в 1974 году швейцарским ученым. Он открыл его, что есть некий пептид как сигнал, который – то есть его нашли в венозной крови центральной нервной системы. Пептид потом нашли в свободной и связанной форме в гипоталамусе, в лимбической системе, в шишковидной железе. И он, в общем, индуцирует дельта-фазу сна, когда у нас происходит самое-самое-самое глубокое восстановление, когда восстанавливаются наши гормоны и всё-всё-всё. 

Обычно просто машину чинят с самой какой-то разваливающейся части, и гормончики – это всегда нижний уровень. И как бы нормальные вопросы улучшения своей жизни – они очень часто лежат в области… очень простых решений. Например, это сон. Вот. И другие какие-то банальные вещи. Или как физическая активность, если она возможна по состоянию здоровья, в течение дня.

Соответственно, если мы усиливаем дельта-фазу сна, то единственная, наверное, вещь, когда не стоит его применять Дельта-Сон – это нарколепсия. Но я не думаю, что вообще у нас есть. Это очень-очень редкое явление, вряд ли у нас есть какие-то потребители с нарколепсией. 

Соответственно, когда мы спим в дельта-фазе сна, у нас вот всё, что угодно: гонадолиберин, ЛГ, ФСГ, тестостерончик – все гормоны. И, соответственно, чем у нас лучше дельта-фаза сна — это еще с 80-х годов показано на животных, на людях: чем лучше у нас вот эта фаза… То есть самого нашего глубокого сна, когда наибольшее количество дельта-волн есть из возможного, у нас лучше восстановление нашей с вами системы. И это и долголетие, и активное долголетие, и всё, что вы хотите. Просто ежедневное количество сна, когда вы проснулись и понимаете, что: «Ребята, а мы выспались».

Плюс нашей системы в том, что вообще базово у всех пептидов дельта-сна есть еще один минус – есть тахифилаксия. То есть они через какое-то время перестают работать или эффект снижается. У нас мы тестировали его долго. Долго-долго-долго. И этих, в общем, эффектов замечено не было от слова «совсем». Не буду вдаваться почему, именно за счет изменения фармакокинетики и более физиологичного эффекта.

То есть, если резюмировать, то ничего такого сложного как бы и нет. То есть вы мажетесь перед сном. Чтобы быть активнее с утра, нужно улучшать восстановление ночью. Чтобы там лучше спать, нужно быть хорошо активным физически, интеллектуально в течение дня. И очень просто: вы наносите на внутреннюю, тыльную сторону рук. Как это называют? Ну, предплечье, по сути. Ну вот, где ниже кисти с внутренней стороны вы наносите, это место идеально подходит для тестирования неизвестной косметики. Там, в принципе, нет никаких аллергенных компонентов, самое такое, что там есть – для консервации там используется цитрат серебра. Я слышал споры про него какие-то, но, что очень многие, очень многие косметические консерванты принятые – они являются митохондриальными ядами. Этого не очень бы хотелось. Потому что наша система – она может проникать куда угодно, и использовать там вот эти сорбатные, бензоатные митохондриальные яды… Понимаете, когда она используется на коже, потому что в кожу не проходит – так в коже почти нет митохондрий, и это как бы, ну, такой компромисс понятный.

А когда наша система проникает глубоко внутрь, нам нужно использовать то, что безопасно. Ну, потому что структура, грубо говоря, всё равно клеточной стенки, тех же там бактерий, грибов и человеческой клетки – она различается. Поэтому мы используем, в общем, средство, которое, в общем, безопасно и действует. Вот в так называемой «святой воде» вот тот же принцип. Только здесь используются там не ионы серебра, а цитрат серебра. (Я не знал просто аналог. Наверное, некорректный аналог, но вот, что в голову пришло).

Не вдаваясь в подробности – всё с ним хорошо. Просто для того, чтобы его использовать, нам пришлось дополнительно лицензироваться, дополнительно регистрироваться в Пробирной палате и прочее-прочее-прочее. Поэтому люди и не любят с ним связываться. Чтобы произвести, купить и продать, нужна отдельная форма лицензирования. Мы это сделали в прошлом году, потому что на наших испытаниях это было надежной вещью, у него там норма ввода очень-очень маленькая и, в общем, гасит всю патогенку. И вот эта смесь вот этих кучи митохондриальных ядов – она подходит, если мы просто наносим на кожу и имеем в виду только внешний, очень какой-то косметический эффект. А у нас всё это проникает не просто внутрь, а очень и очень глубоко. Вот насколько можно.

Вы понимаете, если вы намазали внутреннюю сторону кистей, и у вас вы лучше выспались, то, в общем, оно попало, куда нужно в центральной нервной системе, и это всё работает прекрасно.

Итак. Всё на самом деле очень просто. Лучше всего наносить прямо перед сном. Самое эффективное – за ушами. Если кому-то понравится основа – на лицо. Основа, в принципе, мы будем делать нейтральной, она всегда будет нежирной. Именно это нужно и для самой транспортной системы, но это приводит к тому, что мы просто вот нанесли – всё, акриловый полимер практически сразу на коже мгновенно разлагается, остаются там только просто вот элементы, которые нужны для питания кожи, которые, если клеткам нужно, они их заберут. Но это примерно и всё. Три нажатия, нанесли, куда хотите: солнечное сплетение, внутренняя сторона предплечий. Пятки, грубо говоря, свои не надо мазать, но где-то там за ушки можно. И всё, и легли спать. 

Можно, в принципе, и без сна, но это будет менее эффективно. У вас это воздействует на дельта-фазу. Да, он сам по себе такой эффект – он немножко так, слегка-слегка гонит в сон, можно сразу проваливаться в мультики. Хотя само – вот дельта-волны характерны отсутствием сна, просто глубоким-глубоким восстановлением. Вот с утра вы встаете – вы лучше восстановлены: гормончики, то, то. Соответственно, нереагирующих людей у нас, в общем, не было. Но это всё индивидуально, у нас не такая выборка. И, в принципе, люди, которые что-то на себе тестируют, они, как правило, обладают какой-то чувствительностью. Но сейчас отзывы покупателей пошли, мы уже знаем, что продукт рабочий и – ну, хотя и были наивные испытуемые до этого. Ну, в общем, всё равно. Приятно лишний раз убедиться, что продукт рабочий.

Это такой продукт на каждый день получается. Три пшика – это 86 нажатий. Меня в чате корректно поправил Эдуард, я неправильно рассчитал. Соответственно, если по три пшика, это 86 нажатий. В принципе, как хочется. Если будет работать меньше, больше – это на ваше усмотрение. Но базово берите – вот эта форма, как…

Это как с «миксами». 5 мл «Микса» – это не значит, что нельзя меньше или больше. И даже опытный пользователь – понятно, что он под себя это докрутит. Например, как с «Миксом-76». Девушкам, как правило, достаточно меньше, а мужчинам нужно в два, три, четыре раза больше. Но не нужно это делать каждый день, потому что это и не нужно, потому что там будет шлейф-эффект длиться несколько дней. Вот такая история. Поэтому здесь всё линейно. Намазали – получили эффект, всё хорошо.

Давайте резюмируем. Усилили дельта-фазу сна, лучше восстановились, лучше у вас гормоналочка, всё, всё у вас прекрасно. Если вы следующий день еще проведете довольно активно физически и психологически, то я вас, собственно говоря, поздравляю, вы еще лучше улучшите себе сон. И еще раз, как некая мантра: ну, постарайтесь сделать это без девайсов. Если вам нужен простой лайфхак: ну, просто сделайте температуру в комнате ниже, и вы чисто за счет элементарных физических вещей будете лучше восстанавливаться.  

Ну, а если холодно – накройтесь одеялком. Всё равно там большая часть работы идет по части центральной нервной системы, и это уже даст некий положительный эффект.

Но эффект – там вот эти есть: лампа перед сном красная. Я очень много этим занимался, сейчас я на это немножко по-другому смотрю. И совсем другими спектрами можно человека расширить сосуды, усыпить. Вот есть система спектрохрома, как-нибудь побольше расскажу. Но я чуть-чуть уже рассказывал, но как бы не в этом суть. В общем, продолжу по теме косметики.

И давайте два слова о «Дигексе». «Дигекса» — это очень маленький пептид. Просто одна аминокислота с разными прибабахами. Поэтому мы ее выпустили, потому что это вообще самое безопасное, что может быть. Хотя вот интереснее целенаправленно влиять на какую-то систему.

У «Дигексы» есть нюанс того, что она довольно широкого профиля. У “Дигексы” есть три принципиальных эффекта. Она является ноотропом, специфическим очень. Она является аналептиком, она придает сил. И она является анальгетиком – то есть таким как бы практически обезболивающим. Но не местным. В плане того, что вот ту часть коленочки вам потянуло, вы намазали коленочку, и коленочку отпустило после работы какой-то. Вот и всё.

Не все. Боль — это тоже сложный механизм. Это может быть следствие воспаления, воспаление оно не снизит, но, в общем, «Дигекса» очень мощный индуктор BDNF, просто BDNF – нейротрофный фактор мозга, он в том числе может размыкать просто некие цепи, как называется Amygdala hijack и  воровство миндалиной функции Гиппокампа. И вот этот феномен может дать такую залоченность, когда вот, скажем так, стрессовый фактор берет ваш мозг в некий вот за счет лимбической системы в некую ежовую хватку, ничего больше другого не замечается, вот этот режим: «Бей или беги».

На самом деле он снимается несложно – вот нейростероидами, нейротрофными факторами – их стероидами назвать нельзя, потому что это, как правило, пептидные компоненты и они раньше почему-то так назывались. В общем, нейротропины, нейротрофины, нейротрофные факторы и «Дигекса» один из самых мощных природных индукторов BDNF. Вот и всё. Его от этого никакого супервау-действия не будет, это критично людям с АпоЕ-4, с разными мутациями. Это очень хорошо «Дигекса» в плане BDNF сочетается со всем, чем угодно, что вырабатывает BDNF: физическая активность, супружеская активность, хороший сон, хорошее настроение и отсутствие там большого числа дофаминовых теребонек в жизни в виде – как правило, это в современном мире то или иное избыточное залипание на устройствах. Вот.

Это ноотропный эффект, он будет иметь просто такой тоже антистресс-эффект. Сам по себе вот BDNF – просто он, вот это вопрос Amygdala Hijack, простой трофикой BDNF этот фактор во многом нивелируется, но сама по себе боль может быть вызвана и кучей других факторов, поэтому – ну, скажем так, мы пробовали даже на людях с уже даже васкулитами — серьезными такими штуками.

Это, конечно, не – ну, там супервауэффекта не было, потому что там всё было уже очень жестко, но значимое улучшение было по ощущениям людей даже не склонным к дисциплине и доверию к новинкам.

В общем, ноотропный эффект можете ощутить, можете не ощутить – это вариативно. И у «Дигексы» нюанс в том, что всегда выражается один из трех вот этих факторов, у отдельно взятого человека выражается больше. Соответственно, у человека, о котором я говорил, с васкулитом – у нее больше выражался анальгетический эффект, вот эти такие не очень красивые приливы по телу сосудистые – они ослаблялись. 

У меня более выражен аналептический эффект, я крема с дигексой активно тестировал еще летом, то есть это точно полгода минимум, это точно. И «Дигекса» на меня работает как аналептик. То есть я проезжаю свою какую-то норму, километров 20 проехал, 25 – так вот, для… Ну, просто такая легкая велосипедная поездка без особых заморочек. И тут, когда я еду под «Дигексой», я понимаю, что я почему-то проезжаю 40. И я не планировал 40. И я приезжаю, уже там – приезжаешь уже поздно, по неосвещенной дороге, лавируешь между машинами, хотя там ты даже, ну, в общем, выезжал спонтанно на какую-нибудь легкую прогулку.

Я пробовал синергию с инъекциями ТB-500. Вот ТB-500 как раз может при аутоиммунитете аукнуться. Его не нужно ни при каких аутоиммунных и ревматоидных заболеваниях использовать вообще, потому что люди еще любые с аутоиммунными заболеваниями – они несколько специфичны. И они – ну, как бы немножко на своей волне, если так можно выразиться. Они что-то будут слушать, что-то не будут. И, как правило, они ТB-500 могут зафигачить слишком много, и не стресс-тест небольшой, и будут серьезные последствия 1-2 дня с возможным откатом.

И вот, я ездил на велосипеде, совмещая «Дигексу» и ТB-500, но и – ну, потому что я подумал: что делает ТB-500? Он дает такое вот ощущение того, что – ну, ты это не чувствуешь никак, но ты когда начинаешь нагрузку, ты понимаешь, что у тебя «бензина» на большее количество действий, чем обычно. И я думал, что вот аналептик – то есть желание делать больше, совмещенное с возможностями, больше даст еще усиленный эффект, такой полудопинговый.

Но, оказалось, это не так. И были качели: то захватывал ситуацию ТB-500, мне моглось ехать, но не особо хотелось, то арену захватывали сигналы какие-то от «Дигексы» — мне хотелось ехать, но ехалось как бы хуже, под ТB-500 сильнее крутил педали без особого желания. В общем, это было не то. Сама по себе «Дигекса», на самом деле, была достаточна, потому что она именно помогает выжать из себя больше, не смотря на внутреннюю ленность. Ну, понятно, что если проехал эти, не знаю, сколько? Не 25, а 40 километров, то я их так же спокойно бы проехал, и вот такую вот внутреннюю какую-то лень мне помогал отключать. То есть, в принципе, в основном из того, что вот у нас, когда было на этапе испытаний, были выражены либо аналептические, либо анальгетические эффекты. Я лично «Дигексу» использовал как аналептик. 

Поэтому мы выпустили их два вместе. Ну, аналептик – то есть вещь, которая прибавляет силы. И что еще нужно? В свое время, в принципе, когда такой ученый, уже покойный, как Хоффман, изобрел одно запрещенное вещество, он исследовал именно аналептики и анальгетики. И это, естественно, шло через дофаминовую теребоньку. Вот. И он изобрел, что он изобрел. Всю эту историю с велосипедом и сказками, что попадание под ногтевую пластину – все мы как бы слышали. Но… (Ну я считаю, что сказки). Я думаю, что человек исследовал, и знал, что он делал. И прикинул, и взял ответственность, конечно, в свои руки на свой ЖКТ.

Но тем не менее, здесь вот у нас эти эффекты гораздо более правильно даже физиологично идут. У нас есть ноотропный эффект, он есть. У нас есть аналептический эффект. Больше всего – он есть, и он идет через BDNF, через нейротрофный фактор и другие свойства «Дигексы», никак связанные с нейротрансмиттером вообще, а через там второе-третье колено. Ну, в принципе, чем сложнее система, как организм, тем… Чем мягче эффект и незначительнее, тем, наверное, это всё логичнее.

И, соответственно, анальгетический эффект – он тоже есть. Но вот, как правило, у нас за эти полгода обычно выражена либо анальгетика, либо аналептика. Иногда всё сразу. То есть все эти эффекты есть все сразу. Ноотроп, анальгетика и аналептика. Но отдельный человек всегда репортует – что-то одно у него выпячивается.

Поэтому оба крема дополняют друг друга. Они – один вечерний, другой утренний. Вот и всё. Вот дневной. Ну, по сути, «Дигексу» — ну можно на ночь, но там нет такого, что нужно идти. Вот там нет же, потому что не через дофамин, нам не нужно идти, бежать, что-то делать. Тем не менее, он логичнее на наличие какой-то физической и умственной активности, повторяющейся, не повторяющейся, стрессовой, не стрессовой. Всё это будет прекрасно в течение дня. А ночью намазаться «Дельта-сном». Поэтому они и пошли в паре.

И это только начало — вся эта биохакерская линейка. Просто, видите, я не знаю, наверное, нужно делиться – вот по крайней мере в плоскости «Телеграма» какими-то RND, чтобы вы видели, что на самом деле работа не то, что идет, она пыхтит. Просто хочется выкладывать уже готовый вариант и не спугнуть, потому что иногда ветви исследования – они бывают тупиковые. Тем не менее, ну, наверное, надо потихонечку делиться какими-то моментами по разработке. Хотя вот в подкасте про свечки я ими и делился. Вот. То, что можно делать причем в домашних условиях с минимумом усилий.

Итак. Вышло два крема. Это не крема в классическом понимании, это очень сложная трансдермальная система доставки, которая поставляет всё нужное куда угодно – куда бы вы ни намазали. Но лучше мазать на мягкие части кожи. Если вам нужен именно мозг, то за ушками. Ну, по классике косметику вы тестируете с внутренних сторон предплечья. Косметический эффект не подразумевается, он будет – ну, он просто будет смягчающим, питающим за счет состава самого полимера. Ну, это как бы – он будет, потому что у нас все сотрудники, кто имел отношение к лаборатории, и делал себе эти основы, их кожа стала принципиально другой, работая с этими основами. Но это эффект третично-вторичный, и всё-таки он не сразу проявился. А нам нужен эффект сразу. Поэтому «Дельта-сон» мы можем перед сном (три нажатия на дозатор), «Дигексу» от трех нажатий тоже в течение, собственно говоря, дня. Ну и, в общем-то…

В общем, это всё, что, наверное, что в данном случае хотел сказать. Будущие новинки тоже будут. Следующее, что мы сделаем – мы сделаем что-то из агонистов меланокортина, фрагменты, пептиды. Пептиды сейчас тестируем. То есть всё уже получилось тоже, но это полгода, сейчас просто финальные штрихи и где-то в течение, ну, двух месяцев, я надеюсь, двух-трех, без обязательств, но в плане того, что в реальной жизни всё может пойти не так там с логистическими цепочками и прочее-прочее-прочее.

Но то, что это зависит от нас – наши планы еще выпустить что-то для либидо. То есть вы тоже намазали крем (мальчик, девочка – неважно) и через два часа – ну, там есть индивидуальный тайминг, но через какое-то время у вас начинается приход – такие волны возбуждения физиологические именно за счет того, что это воздействует на рецепторы меланокортина. И пептидов таких много, мы берем их там какие-то активные фрагменты. Если они будут. То есть или какие-то пептиды, которые можно будет использовать спокойно. Посмотрим. Вот. В принципе, оно плюс-минус всё работает. Но вот финальные штрихи доделываем, решаем, что выбирать.

То есть мы будем делать пептид для либидо. То есть: помазали – всё. Всё горит, всё, побежали. И это очень безопасно, так как в первую очередь убираются некие блоки из гипоталамуса, мешающие этому осуществиться.

Второй вопрос – это сделаем модулятор вкуса. Примерно такой же даже флакон скорее всего будет. И смысл будет в том, что вы попшикали что-то под язык и у вас отключается сладкий вкус. По крайней мере сахара там некоторые по сладости если и будут работать, но там какая-нибудь меренга сотрется в пыль. Это будет на основе джинемне сильвестра в очень и очень тоже сложных пищевых липосомах. И это убирает аппетит, тягу к аппетиту. И под ней очень интересный есть вау-эффект. То есть «кола» с сахаром превращается в «CIF» для мытья раковины. То есть действовать это будет час-два, и шлейф будет до суток.

И плюс это является разобщителем градиента митохондрий. Соответственно, он будет способствовать отсутствию аппетита, жиросжиганию, и это абсолютно физиологично, потому что у нас, ну, за счет липосомополимерных комплексов будет там дозировка джинемны во всех исследованиях 400 мг. У нас там его получается меньше. Я не помню сейчас уже – 200, 100. Ну, то есть, это еще и является более безопасным.

Так что еще такие вот две абсолютно бомбовые вещи: намазали крем и оно простимулировалось. Иногда это нужно даже для – ну, вот человек может жить обычной жизнью, какой-то стресс на работе, какие-то дома. И когда, по идее, у него уже время осуществлять там, что называется супружеской близостью, вот… А в некоторых религиях это даже серьезнейшая, в общем, заповедь. То человек может быть уставшим. А это иногда просто вот – он физиологически может, это, в основном, мозг. И он может заранее к этому подготовиться. В общем, и такое будет.

Ну и, соответственно, модулятор вкуса – здесь вообще непонятно. Этого вообще в мире как бы… Это все вещи известные, но так, чтобы кто-то сделал именно такой продукт с формой? Опять же, здесь, грубо говоря, есть команда, которая создает эти именно формы под задачи, и я с другими коллегами наполняю это идеями. И так, на основе симбиоза команд создаются идеи. Именно продукты. То есть это уже такой серьезный коллективный труд. Он и так был, но сейчас это просто еще другие масштабы. Это казалось, что просто крем, но чтобы это была такая простая изящная форма, очень много должно быть сделано.

В общем, я лью воду. Следующий подкаст у меня будет про «Микс-20», но чтобы они не были подряд, я может быть запишу подкастик про Rho-киназы. Давно хотел рассказать. Ну, единственное, что мешает, – по Rho-киназам я жду одну штуку. Я жду один из разновидностей куркумы. По-моему, «куркума ароматика». Но она по-другому еще называется, у нее настоящее другое. В общем, которая именно… Потому что в этом секрет. В общем, Rho-киназа – отличная противовоспалительная штука, тоже влияющая на много что, но если именно использовать их природные или очень мягкие, то будет очень много, что сделать. Но это отдельный вопрос.

Ну, в общем, или какой-нибудь по десятому интерлейкину. Ну, в общем, сделаю какой-то, может быть, промежуточный подкаст. Может быть нет.

Ну, и продуктовый следующий будет подкаст про «Микс-20». Всё-таки сейчас потихоньку люди выходят из праздников. Даже если люди, скажем так, усиливают удары по здоровью на праздник, всё равно общая атмосфера – она передаваться не может. Поэтому так.

Всё, я уже конкретно лью воду. Есть два новых крема – дневной и вечерний, усиливающий дельта-фазу сна. В мире есть эти пептиды, в мире есть похожие формы. Вместе как такого продукта, как у нас, не было. И это продукт уникального сочетания команд внутри «РУКЕТО», поэтому и я думаю, что вряд ли он будет возможен, кроме, в общем, нас. Даже ничего патентовать не нужно. Так что вот так.

Всем удачного дня. 



Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *